9870 St Vincent Place, Glasgow, DC 45 Fr 45.

+1 800 559 6580

Вымирание мегафауны

Фото

Вымирание американских лошадей: конкуренция травоядных?

Читать дополнительно: Люди в Америке и вымирание американской мегафауны...

Мамонтовая фауна: Шерстистый носорог * Вымирание американских гигантов ледникового периода...

Фото

Индейцы Мексики при первой встрече с испанскими завоевателями, произошедшей в начале XVI века, были более всего потрясены не столько белолицыми всадниками в сверкающих доспехах, сколько их лошадьми. Это объяснялось тем, что американские индейцы никогда прежде не видели лошадей. Почему в Северной, Центральной и Южной Америке не было своих лошадей, тогда как на просторах Евразии они гуляли несметными табунами?

Оказывается, дикие лошади водились некогда и в Америке., но затем вымерли. Они исчезли на американском континенте примерно тогда же, когда на этом континенте впервые появились люди, а было это около 13 тысяч лет тому. В то же самое время здесь исчезло и множество других видов животных, в основном — крупных, начиная с саблезубых хищников и кончая мамонтами. Найти однозначное объяснение явления вымирания лошадей, американских мамонтов, мастодонтов, глиптодонов, гигантских бобров и ленивцев, десятков видов других существ, оказывается чрезвычайно трудно.

Попытка усмотреть генетический механизм «старения» американских лошадей в накоплении и взаимодействии нейтральных мутаций неудачна ибо мутации возникают у единичных особей, а не у вида в целом. У этих особей же, а не у всего вида сразу, новые мутации взаимодейстуют с имеющимися. Неудачные комбинации отсеются. По ряду причин неудачны также климатические и эпизоотические объяснения.

Лошади, как и многие другие крупные и, частью, средние звери зависели от средообразующей деятельности гигантов весом более тонны, как теперь зависят многие копытные и хищные тропиков Старого Света от такой деятельности слонов. Быстрое уничтожение этих гигантов людьми, пришедшими из Азии вызвало изменения растительности и отношений американских лошадей со своими врагами паразитами и конкурентами, которые оказались слишком быстрыми, чтобы кони смогли приспособиться к ним.

Следует отметить, что плейстоценовая вымершая и выжившая мегафауна жила в среде, отличавшейся от современной в тех же районах. «Виноваты» в этом сами животные, особенно исполины весом более тонны, формировавшие среду так, как формируют ее ныне слоны. Стравливая растительность и удобряя почву, они ускоряли оборот веществ и поток энергии, способствовали воцарению пастбищных экосистем, где ценные кормовые растения и состояния растений доминировали над малоценными.

В ходе каждодневного выпаса они создавали на месте сплошных лесов своеобразные лесолугостепи или открытые леса с обилием травы, на месте тундр — луга или луготундры, да и растительность степей становилась мозаичней и продуктивней. В сезонно сухих регионах вымершие гиганты, как теперь слоны, рыли «колодцы», поившие самих гигантов и других животных. Поваленные деревья тоже служили пищей не только гигантам. На севере зимой большое значение для зимовки менее сильных копытных имело взламывание мамонтами наста и утаптывание ими снега, облегчавшее передвижение и снижавшее травматизм.

Крупнейшие хищники, не подавлявшиеся, либо слабо подавлявшиеся людьми, тоже поддерживали равновесие, устраняя избыток растительноядных, включая и молодь исполинов, и удерживая при низкой плотности менее крупных хищников, потенциально более опасных для некоторых жертв.

Таким было неоген-плейстоценовое «доисторическое равновесие», эти первобытные пастбищные экосистемы, «охотничий рай», кишевший крупным зверьем. Составлявшие виды были разными на разных континентах и в разных климатических зонах, а также в разные эпохи, но принцип экологической организации оставался похожим. Поскольку гиганты, на которых держались такие экосистемы, были резистентны, выносливы к климатическим переменам среды, то перемены сии не могли уничтожить такие экосистемы: пока сохранялся мамонт, сохранялись и «мамонтовые» степи, луга, лесолугостепи, где вольготно было и мамонту, и коню, и пещерному льву.

В зоне Евразии, занятой ныне широколиственными лесами, мамонт делил господство с могучим прямобивневым слоном либо полностью уступал ему место. Слон сей создавал лесопарк или лес с массой полян даже там, где высокая влажность способствовала произрастанию самого дремучего леса. Так, что неудивительно присутствие в теплой межледниковой и лесистой Западной Европе лошадей, туров, гигантских оленей с размахом рогов до 4-х метров, степных носорогов и бегемотов, коим для пропитания надо много травы.

В тропиках Старого Света, Америке, Австралии свои исполины создавали свои пастбищные экосистемы, пережившие множество похолоданий и потеплений, увлажнений и иссушений.

Африка : доисторическое равновесие против «неповторимого вида»

Опасность для первобытных пастбищных экосистем вызрела в лице австралопитеков, изобревших копье вероятно около 3-х млн. л. н. С освоением огня (между 2 и 0,5 млн. л. н.) питекантропы стали прокаливать острия на огне. Поначалу охоту на гигантов облегчало то, что они не боялись двуногих врагов, как современные слоны — павианов. Поэтому предлюди могли сравнительно свободно подходить практически вплотную к животному и вгоняли пику в пах или брюхо гиганта. Оставалось отойти и следовать за слоном, пока тот не падет от перитонита. Повидимому вымершие гиганты так и не выработали страха перед двуногими, как и киты не ощущают врагов в китобоях. Однако, страх, возможно-таки, появился и толстокожие стали убегать от врагов, либо атаковать их, что побудило двуногих совершенствовать охотничьи приемы, чтобы нанесть таки смертоносный удар. Страх жертвы позволил применять загонные охоты и нагон одними охотниками жертв на затаившихся других, а огонь дал новые возможности для загонных охот. Давление человека росло по мере его высвобождения от пресса крупных хищников - егособственных врагов.

Шло эволюционное состязание жертв и хищников, хищников с хищниками, шло оно и между видами жертв на предмет лучшего избегания врагов. Охотничья мощь человека от австралопитеков до сапиенсов росла медленно, что и позволило некоторым толстокожим обрести относительную резистентность и вытеснить те виды, эволюция поведения которых отставала от совершенствования охотничьей сноровки людей. Африка все эти 3 млн. лет сохраняла разнообразие климатов и ландшафтов. И все же за этот срок число видов хоботных сократилось от 8 или 10 до одного. Вымерли саблезубы, нуждавшиеся, по-видимому, в обилии юных и старых хоботных, которых у них стал перехватывать двуногий хищник. Ряд вымираний копытных и приматов был связан, по-видимому, с экосистемными сдвигами, наступившими из-за причиненного людьми обеднения набора хоботных и рукотворного учащения выжиганий растительности. Все же, поскольку один вид слона и часть других толстокожих сохранилась, то и вторичных вымираний менее крупных млекопитающих было относительно меньше, чем на других континентах. Да и состоялись эти вымирания, в основном, до 50 тыс. л. н. , а после этого их было немного: мегафауна успела приспособиться к постепенно возраставшему давлению человека. Вот почему именно Африка, где отчасти сохранились пастбищные экосистемы близкие к плейстоценовым, больше всего дает для понимания доисторического равновесия.

РАЗДЕЛЫ
САЙТА

Индекс цитирования