9870 St Vincent Place, Glasgow, DC 45 Fr 45.

+1 800 559 6580

Вид: Equus hemionus = Кулан, джигетай

Фото

Кулан =Equus hemionus Pallas, 1775 =Кулан, джигетай

Читать очерки о кулане : [ 1 ] ; [ 2 ]

Фото

Из пяти принятых подвидов кулана, или дикого азиатского осла, все находятся под угрозой исчезновения и включены в «Красную Книгу» ; один из них уже наверняка исчез.

Различия между подвидами невелики, и у всех есть некоторые общие особенности, в том числе одинаковая песочная (разных оттенков) окраска шерсти, постепенно светлеющий книзу белый живот, на спине темный ремень; у животных всех подвидов большие уши (но меньше, чем у африканского осла), стоячая грива, хвост с черной кисточкой на конце. Подвиды отличаются по величине, номинальный подвид кулана (Е. h. hemionus) достигает 130 сантиметров высоты в холке.

Сирийский кулан (Е. h. hemippus)прежде был распространен довольно широко,— если некоторая путаница в сведениях позволяет это утверждать,— в Сирии, Палестине, Аравии и Ираке. Последняя его цитадель была вокруг большой Сирийской пустыни, а последнее убежище в Джабаль-Синд-жар, к северу от Евфрата, где его не видели с 1927 г. Слухи об уцелевших куланах этого подвида в Южной Аравии и Омане, вероятно, относились к одичавшим домашним животным.

ФотоКианг (Equus hemionus kiang), ареал которого доходит, или прежде доходил, на севере до озера Кукунор в Цинхае, а на юге до Ладакха, Непала и Сиккима, встречается, судя по китайским источникам, редко, но ему пока не грозит опасность. Заменяющий его в Индии индийский кулан (Е. h. khur) раньше был обычен в засушливой северо-западной Индии и Западном Пакистане, но теперь осталось не более 1000 особей, главным образом в Малом Качском Ранне и немного в южном Синде *. Состояние животных этого подвида вызывает тревогу, но куланы двух подвидов, описанных ниже, просто в бедственном положении.

Иранский кулан Equus hemionus onager

Иранский кулан, или онагр, несколько мельче и более стройного сложения, чем другие куланы. Узкий ремень по хребту идет до кончика хвоста и с обеих сторон обведен бледной каемкой. Светлые места на теле выделяются не так резко, как у монгольского кулана и кианга. В отличие от куланов остальных подвидов ноги его имеют такую же окраску, как и все тело, только с внутренней стороны они беловатые. Фото

В доисторические времена он был распространен по всей Южной России и, возможно, в долине Дуная. Однако границы между прежним ареалом онагра и исчезнувшего сирийского кулана не ясны.

К 1919 г. ареал кулана этого подвида в СССР ограничивался лишь двумя изолированными областями: восточной Туркменией, где он встречался в Бадхызе и в предгорьях Копет-Дага, и Казахстаном — вокруг озер Балхаш и Зайсан и в пустыне Бет-Пак-Дала.

К концу 30-х годов ареал еще сократился, казахстанская популяция исчезла; последний раз куланов там видели в 1935—1936 гг. По словам А. Банникова, суровые зимы со снежным покровом до 40 сантиметров и с ледяной коркой могли иметь серьезные последствия для кулана. Резкое падение численности кулана в Казахстане произошло в суровые зимы 1879/80 г. и 1891/92 г.; в 1934 г. большие потери среди куланов по той же причине были в Туркмении.

Теперь кулан существует в СССР только в Бадхызском заповеднике (870 кв. км), основанном в 1941 г. специально для его охраны. В то время там было около 300 животных. Однако в течение нескольких лет заповедник не мог обеспечить им надежной охраны, и численность сократилась, достигнув самого низкого уровня в 1952—1953 гг., когда осталось менее 150 особей. После 1955 г. начался неуклонный рост численности куланов, но с 1959 г., при самой строгой охране, число животных стабилизуется на уровне около 700.

В 1953 г. жеребец и семь кобыл были перевезены из Бадхыза на остров Барса-Кельмес, заповедник в Аральском море. В 1955 г. на остров были дополнительно перевезены несколько куланов, и через два года появился приплод. Между 1957 и 1963 гг. (за это время родилось тридцать восемь животных, погибло пять) годовой прирост составлял от 15 до 44% от общего числа (в среднем 28%).

Куланы этого подвида обитают также в Иране. До конца прошлого столетия они здесь были широко распространены, а на северо-востоке страны встречались местами в большом количестве, например по окраинам Большой Соляной пустыни, однако на юге, западе, северо-западе и в Прикаспийском районе куланов не было. В настоящее время куланы еще встречаются в солончаковых степях к востоку от Кума, а также к востоку и югу от Мешхеда, вблизи Исфахана.

Когда-то кулан водился в северо-западной части Афганистана, но, по последним сообщениям, он там теперь исчез.

В течение многих веков в восточных странах ловили молодых куланов. Это был выгодный промысел, так как на них всегда существовал большой спрос. Полученное от куланов потомство использовали для верховой езды. Животные эти намного превосходили низкорослых домашних ослов, служивших как вьючный скот. На них также постоянно охотились ради мяса и шкуры. Мясо их считалось деликатесом, а некоторые части животного применялись для лечения разных болезней. Охота на куланов была излюбленным развлечением персидской знати.

Кулан отличается такой быстротой и неутомимостью, что один конный всадник не может настичь его, поэтому животных загоняла обычно целая кавалькада с охотничьими собаками. В сухой сезон, когда скудеют водные источники, охотники ждали в засаде, пока кулан напьется вдоволь, чтобы его легче было загнать. С появлением современного огнестрельного оружия такие способы охоты отпали, в последнее время на куланов охотятся в автомобилях, что сразу сказалось на их численности.

Нынешнее состояние животного в Иране не совсем ясно. По оценке 1959 г., их могло быть от 400 до 1000. Как показывают более поздние данные, теперь их значительно меньше, хотя точных сведений нет. Формально животное охраняется законом, однако вывешенные на полицейских участках предупредительные знаки не мешают нарушать закон, так как мясо куланов очень ценится.

Монгольский кулан = Equus hemionus hemionus

Ареал монгольского кулана прежде простирался от верховьев Амура через Монголию, Маньчжурию, южную Сибирь и Северо-Западный Китай, достигая на севере 50° с. ш..

В течение последних 2000 лет область распространения его все время сокращается, и теперь животное сохранилось лишь в южной и юго-западной частях Монгольской Народной Республики и в смежных районах Китая.

До второй мировой войны кулан не был редким животным и в охране не нуждался, но с тех пор положение ухудшилось, и теперь китайцы считают кулана более редким, чем его родственник кианг. Точного подсчета численности кулана ни разу не проводилось, и оценки значительно расходятся между собой. В 1965 г. Айвор Монтегю утверждал, что число куланов в Монголии «не может быть меньше нескольких тысяч», несмотря на значительные потери в суровую зиму 1948 г..

Кулан почти такой же быстроногий, как скаковая лошадь, и обладает удивительной выносливостью. Куланенок начинает быстро бегать почти со дня своего рождения, что позволяет ему спасаться от главного врага — волка. Как пишет А. Банников, взрослый кулан может развивать скорость до 60—70 километров в час и не сбавлять ее на протяжении десяти километров; его обычная скорость — 40—50 километров в час. К тому же стадо куланов всегда настороже и подойти к нему близко на открытом пространстве невозможно.

Человеку удавалось ловить кулана только с помощью очень хитроумных засад, пока не стали использовать огнестрельное оружие. С этого времени число животных быстро сокращается, так как мясо его и шкура были в большой цене. В 1929 г. . Латтимор описывал мясо кулана как «нечто напоминающее говядину, но говядину высшего сорта. Оно очень сухое, крупноволокнистое и с удивительно приятным ароматом. Китайцы и монголы ценят его выше всякой другой дичи, и оно, несомненно, стоит в одном ряду с благороднейшей олениной».

В период спаривания самцы прыгают и резвятся вокруг стада, кричат и порою катаются по земле. Молодые самцы к стаду не подпускаются; их отгоняют прочь, и они с почтительного расстояния следят за проделками старших. В это время происходят жестокие поединки между самцами, так что к концу гона все они покрываются шрамами. Всюду по степи бродят самцы в поисках самок или стад, возглавляемых молодыми самцами; можно увидеть, как самцы подолгу стоят где-нибудь на холме или пригорке и внимательно осматривают все вокруг, выискивая возможных соперников.

Распространение кулана, по словам А. Банникова, обусловлено прежде всего источниками воды. Зимой, когда есть снег или поверхностные воды, и весной, когда повсюду зеленеют сочные травы, кулан не зависит от постоянных источников и может поэтому бродить где угодно. Но в сухой период водопои приобретают исключительное значение. Кулан может обходиться без воды, видимо, не более двух-трех дней, так что близость водных источников для него особенно важна. Летом стада пасутся обычно в радиусе 10—15 километров от водопоя и, если их не потревожить, остаются там долгое время. Но как бы куланы ни страдали от жажды, они всегда избегают мест, где есть поселения человека. Вторжение человека в места обитания кулана, рост поголовья рогатого скота и других домашних животных сокращают для кулана количество доступных пастбищ с источниками воды. Вот почему он покинул районы, где прежде процветал.

И в Китае, и в Монголии кулан теперь строго охраняется, но, по-видимому, самые большие надежды следует возлагать на уединенность и недоступность тех мест, где он нашел себе последнее пристанище и на которые еще не посягает человек.

(Д.Фишер, Н.Саймон, Д.Винсент "Красная книга", М.,1976)

РАЗДЕЛЫ
САЙТА

Индекс цитирования