9870 St Vincent Place, Glasgow, DC 45 Fr 45.

+1 800 559 6580

Линька птиц и их поведение

Фото

Читать : О полете птиц и их крыльях

Линька птиц и их поведение

Линька — важный по своей значимости биологический период в годовом цикле жизни птиц, отражающийся на их поведении. Следует выделить в этом отношении уток, лебедей, гусей и других водоплавающих птиц, для которых характерна бурная линька и временная утрата способности к полету. На некоторых особенностях биологии этой группы птиц в период линьки мы и остановимся.

В период линьки птицы выбирают такие хорошо защищенные места, в которых полубеспомощные птицы могли бы укрыться от врагов и спокойно пережить этот период и где имеется достаточное количество пищи, необходимой для компенсации высокой затраты энергии. Подобными местами для большинства водоплавающих птиц служат водоемы с обширными и густыми зарослями тростника и иной водной растительности. Нырковые утки нуждаются, кроме того, в более или менее обширных плесах, на которых они могли бы кормиться. В зоне тундры, где на водоемах отсутствуют тростники и обширные заросли густой высокой водной растительности, линные водоплавающие птицы держатся по открытым, достаточно обширным озерам и рекам, где врагу трудно подобраться к птицам незамеченным.

Фото

Как правило, водоплавающие птицы линяют не в одиночку, а собираются стаями, образуя в местах линьки массовые скопления. О величине этих скоплений в условиях малообжитой тундры можно составить представление хотя бы по тому, что в расставленные сети удается иногда загонять до 1000 гусей или свыше 2000 уток (данные 40-х годов XX века). Скопления эти нередко объединяют несколько разных видов уток (или гусей), каждый из которых внутри общего скопления все же образует самостоятельный табун. Правда, нырковые утки нередко образуют большие смешанные стаи.

Образование линными птицами крупных стай и массовых скоплений можно рассматривать как приспособление к лучшей защите от врагов в этот трудный для них период жизни. В то же время большая концентрация птиц иногда влечет за собой и известные отрицательные результаты. Например, наблюдающиеся в дельте Волги у кряквы скопления настолько велики, что корма на ближайшем расстоянии от мест дневки уток бывают в значительной мере уничтожены. Редеют заросли валиснерии, полностью бывают вырыты все кусты стрелолиста, острижены молодые листья частухи и других растений со свежей листвой. Утки начинают испытывать недостаток в полноценных кормах, в потребность в которых особенно велика оттого, что разреженное линькой оперение служит плохой термоизоляцией и потеря тепла организмом возрастает. В результате утки во второй половине линьки значительно снижают свой вес, иногда до 10% и более (Исаков, 1952).

Выбор мест, пригодных для линьки птиц большими скоплениями, затрудняется. Естественно, что обширные водоемы с хорошими укрытиями имеются далеко не везде, и поэтому многие птицы вынуждены покидать район размножения и улетать на линьку в другие места. Особенно это характерно для самцов уток, которые в конце весны — начале лета, после того как самки сядут на яйца, объединяются в стайки и исчезают, появляясь в новых, иногда весьма отдаленных районах. Как правило, селезни на месте размножения не линяют, а если и остаются, то в незначительном числе и далеко не повсюду. Основные области массовых скоплений линных уток сосредоточены в районах юго-востока европейской части России, Западной Сибири, Северного Казахстана. Здесь, в дельте Волги и на больших степных озерах, имеются все необходимые для линьки условия. Замечательно то, что на. одном и том же водоеме линяют утки из очень удаленных друг от друга мест. В дельту Волги, например, прилетают на линьку утки из центральных областей страны, из Тиманской тундры, низовьев Оби, из Алтайского края. Западной Сибири, Северного Казахстана и др. На озера Курганской области слетаются линять нырковые утки из Западной Сибири (вплоть до бассейна Енисея).

Передвижения самцов к местам линьки в ряде районов принимают характер ярко выраженного сезонного перелета, когда в течение определенного времени крупные стаи следуют одна за другой. Подобный перелет стай шилохвости численностью до 100 штук наблюдается в устье Оби; утки летят в начале июля на линьку в более северные районы. Перелеты стай селезней на линьку наблюдаются в июне в Северном Казахстане, в районе дельты Волги и некоторых других местах. Характерно, что места массовых скоплений линных птиц лежат обычно на путях миграций уток к своим зимовкам. После окончания линьки селезни не возвращаются в свои гнездовые районы, а следуют дальше к местам зимовок. Примером могут служить сибирские утки, линяющие в дельте Волги; после линьки они продолжают путь к своим зимовкам на юг Каспия или в Средиземноморье.

Таким образом, можно считать, что селезни совершают отлет на зимовки в два этапа. Вначале — от места гнездования до места линьки, затем — от места линьки до зимовок. Первый этап совершается обычно в начале лета (в июне), второй — во второй половине лета и осенью (август — сентябрь и позднее).

Места линьки не всегда близко расположены от мест гнездования. Шилохвости, прилетающие линять в дельту Волги из низовьев Оби, могли бы найти подходящие для линьки озера гораздо ближе, например в Западной Сибири, где шилохвости из других районов фактически и линяют. То же можно сказать и о ряде видов уток, прилетающих линять в дельту Волги из Северного Казахстана. Пока не изучен вопрос о том, каковы закономерности в выборе мест для линьки и чем определяется этот выбор.

Холостые самки уток начинают линять почти одновременно с селезнями, а затем к ним присоединяются утки, потерявшие кладки или выводки. В результате этого в районах линьки вначале скапливаются только селезни, но потом появляются самки, число их постепенно увеличивается, и к концу периода линьки оно составляет значительный процент.

Самки, находящиеся при выводках, линяют на месте, в районе размножения. Линька их начинается позже. Контурное перо, например у крякв, начинает выпадать только тогда, когда молодые птицы достигают уже размера одной трети взрослой птицы.

Имеются сведения, что и некоторые виды гусей (серый, белолобый и др.), подобно уткам, предпринимают перелеты, связанные с периодом линьки. Это касается стай неполовозрелых и взрослых особей, не участвующих в размножении. Так, белолобый гусь в поисках уединенных и малодоступных мест перед началом линьки предпринимает дальние перелеты с южного острова Новой Земли на северный, с пространства между реками Леной и Яной на Новосибирские острова и т. д. На Большом Ляховском острове собираются тысячные стада линяющих белолобых гусей. Большие скопления линных гусей наблюдались нами в 1941 г. также в тундре, в низовьях Енисея. Во второй половине июля — начале августа здесь на каждом озере держалось стадо линных гусей (гуменников и белолобых) численностью от нескольких десятков до двухсот птиц.

Более многочисленны были стада гусей в поймах тундровых рек с травянистыми лугами и большим числом мелких озерков. Так, на участке реки Глубокой протяженностью около 5 км держалось свыше 1500 гусей (белолобых и гуменников), из которых около 900 штук нами было поймано с целью кольцевания за два загона. При осмотре берега легко было убедиться в наличии здесь массы гусей. Трава на берегах сплошь утоптана, всюду помет и перья, как в огромном птичнике. Места здесь для гусей очень удобные и весьма кормные. Низкие травянистые берега переходят в обширные мокрые луга с густой травой, с редкими низкими кустиками тальника, с большим количеством мелких озерков. Гуменники и белолобые гуси во время линьки образуют смешанные стаи, хотя первые из них предпочитают реки с тихим течением и озера (где они численно преобладают), а вторые — реки мелкие, каменистые, с быстрым течением. Краснозобая казарка во время линьки держится обособленно от других стад гусей.

Таким образом, линька пера у водоплавающих птиц является мощным фактором, вызывающим резкие изменения в поведении самцов и холостых самок, усиление стадности, своеобразные, иногда дальние перелеты в поисках водоемов, удобных для линьки. В ряде случаев у гусей эта откочевка на места линьки идет по путям пролета и является первым этапом осенних миграций.

Образование массовых скоплений линных водоплавающих птиц издавна породило специальный промысел путем загона их в сети, который особенно широко практиковался у населения Западной Сибири, Казахстана, северной тундры и других мест. О размерах этого промысла дают некоторое представление следующие цифры. Летом 1912 г. в низовьях Индигирки четыре партии гусенников (от 7 до 17 человек каждая) добыли 12—15 тысяч линных гусей (Житков, Зензинов, 1915). В прежние времена во время загона в сети на Каспии добывалось на одну лодку до 300 лебедей-кликунов в день (Тугаринов, 1941). В 1930 г. на Новой Земле было добыто линных гусей свыше полутора тысяч (Портенко, 1931). В низовьях Енисея за один только загон добывали в сети иногда до тысячи гусей (Михеев, 1948). В Астраханском заповеднике при ловле линных уток с целью кольцевания за один загон добывали в сети до 2 тысяч птиц.

Ловля линных птиц в сети — весьма истребительный способ промысла, приводящий к быстрому истощению запасов ценных охотничьих птиц. Поэтому этот способ в нашей стране законом запрещен повсеместно. Отлов линных птиц сетями допускается лишь для целей кольцевания по специальному в каждом случае разрешению.

http://water-birds.narod.ru/

РАЗДЕЛЫ
САЙТА

Индекс цитирования