9870 St Vincent Place, Glasgow, DC 45 Fr 45.

+1 800 559 6580

Восточная Африка: хищники и падальщики

В саваннах обитают львы, гепарды, гиены и гиеновые собаки. Львы с роскошными гривами, живущие в Нгоронгоро, на равнинах Серенгети и Мара, — самые мощные из встречающихся здесь хищников. Все, что не съест хищник, убивший свою жертву, ночью прикончат поедающие падаль гиены или шакалы, а что останется после них — достанется днем грифам. Только в случае страшной засухи или эпидемии, когда погибают сразу много животных, падальщики не в состоянии осилить такое количество пищи, все это гниет, и в конце концов остатки подбирают муравьи и другие насекомые.

Пока крупные хищники заняты остатками своей последней охоты, пока они не голодны, они не делают ни одного лишнего движения. Животные никогда не охотятся только из любви к убийству. Львы не повинны в сокращении количества животных в стадах, в чем их пытаются обвинить. К охоте их вынуждает только потребность выжить. Впрочем, животные, на которых они охотятся, часто способны заранее разгадать намерения хищников и успевают в последнюю минуту дать сигнал тревоги. И тут мирная картина мгновенно меняется. Гну, которые спокойно паслись на огромной равнине в удалении друг от друга, быстро собираются, располагаясь полукругом, и с поднятыми головами зорко смотрят туда, где скрываются львы. Даже находящиеся в укрытии львы представляют угрозу для своих жертв. В это время достаточно их малейшего движения, чтобы вызвать панику, беспорядочное бегство животных, и хищники их мастерски используют.

Едва стемнеет, как где-то в траве появляется черная тень. По саваннам эхо разносит оглушительный рев. Не шелохнется, не издаст ни звука ни одна газель, ни одна зебра или антилопа. Начинается жестокая битва за жизнь.

Не многие места в мире могут сравниться по красоте с кратером Нгоронгоро и саваннами Серенгети в Танзании. Эти области были объявлены заповедными, и в них обитает огромное количество животных. Условия для этого благоприятные. Сюда приезжают ученые из различных стран изучать повадки крупных хищников, обезьян, копытных в их естественной среде. Один естествоиспытатель так описал свои впечатления от посещения этих мест: «В дождливую февральскую ночь мы разбили лагерь на обочине дороги, ведущей от кратера вулкана Нгоронгоро к Серенгети. Вдруг тишину прорезал странный звук. Короткие, резкие крики сливались с тяжелым топотом сотен копыт: шум доносился с юга, от кратера. Через несколько секунд нам показалось, что на наш лагерь налетел тайфун, а воздух наполнился запахом животных. В темноте это походило на преследование табуна лошадей стаей бешеных собак. В действительности это были зебры, за которыми по пятам гнались несколько львов. Они пронеслись мимо нас так близко, что чуть не разнесли наши палатки и не сшибли нас с ног. Звук копыт постепенно затих вдали.

Внезапно в темноте снова раздался грудной протяжный рев. Мощным голосом лев звал своих друзей на пиршество. Была полночь. В этих местах рассветает не раньше семи утра. Мы знали, что львов много. Похоже, что к этому времени от зебры не останется и следа. Но может быть, нам удастся увидеть львов рядом с их жертвой. Не дожидаясь восхода солнца, мы сели в «лендровер» и поехали по бескрайней саванне с редкими акациями, надеясь найти львиную семью. В росистой траве спокойно паслись газели Гранта и немногочисленные группы зебр, как будто всего несколько часов назад здесь ничего не произошло. Травоядные пережевывали пищу, хищники набирались новых сил. Борьба за жизнь длилась всего минуту. Наша задача была нелегкой, потому что в предрассветной темноте мы не могли определить, откуда доносится рев, не были уверены и в том, что нас точно доставят на место пиршества самые надежные проводники в саванне — грифы. Эти крупные пернатые хищники появляются в небе только с восходом солнца. Прошло уже много времени, а мы так никого и не нашли. Наконец показались грифы. Они кружились высоко в небе и потом падали к земле. Это оказалась небольшая впадина, поросшая травой, мы бы без них ее никогда не обнаружили. В нескольких сотнях метрах были видны большие желтоватые пятна, резко выделявшиеся на изумрудной зелени травы, — это спали около дюжины львов. Невдалеке коричневато-кровавые останки, уже обработанные пятнистыми гиенами, шакалами и грифами. Пока львы спали, двое полугодовалых львят играли с копытом зебры. Гиены дробили кости мощными челюстями и высасывали из них мозг. В траве расторопные шакалы вырывали друг у друга кусок дохлятины, а три грифа вели бой за последние клочки мяса».

Такие описания, конечно, производят впечатление и вызывают сочувствие к преследуемым зебрам. Нам представляется несправедливым, что эти прекрасные полосатые животные должны гибнуть страшной смертью в когтях льва. И этого еще мало — их останки становятся добычей гиен, шакалов и грифов, которые устраивают за них настоящее побоище. Ученые на все это смотрят иначе. Для них смерть животного не представляется такой драмой, как кажется нам на первый взгляд. Это только неизбежная ступень в круговороте, происходящем в природе, который экологи называют пищевой цепью: солнечный свет, растения, травоядные, львы, гиены и грифы и, наконец, бактерии, продолжающие преобразование энергии. Львы не могут получать необходимую энергию прямо из растений, поэтому они вынуждены убивать травоядных. За львами придут шакалы, гиены, грифы, и энергетический цикл будет завершен.

Читать дальше: Восточная Африка: особенности природных сообществ

Источник: http://africafauna.ru

РАЗДЕЛЫ
САЙТА

Индекс цитирования