9870 St Vincent Place, Glasgow, DC 45 Fr 45.

+1 800 559 6580

Вид: Pongo pygmaeus = Орангутан

Фото

Орангутан = Pongo pygtnaeus

Фото

Орангутан единственный предс тавитель челове кообразных обезьян, обитающих ныне за пределами Центральной Африки. Это рослое животноес лицом, удивительно напоминающим человеческое, с длинной косматой шерстью темно-рыжегоцвета и очень длинными передними конечностями,доходящими почти до лодыжек, когда животноестоит выпрямившись. Рост взрослого самца достигает 120—130 сантиметров. Каждую ночь орангутан устраивает себе «постель» из веток в развилкедерева. К свидетельствуют ископаемые остатки и археологические данные, область распространения этого примата была прежде намного обширнее. Остатки его были найдены в таких далеких друг от друга местах Азиатского материка, как

Сиваликские горы Индии и китайские провинции Гуанси, Гуандун и Юньнань. В Зондском архипелаге окаменелые кости обнаружены на Калимантане и Суматре за пределами современного ареала, а также на Яве и Сулавеси. Зубы орангутана, которые продавались раньше в аптеках Шанхая, Пекина, Гонконга и Манилы, все, вероятно, были ископаемого происхождения.

Сейчас орангутан распространен лишь в некоторых частях Суматры и Кали мантана. Он предпочитает низменные районы, не выше 600—800 метров, однако может встречаться и на высоте 1300—1400 метров. До второй мировой войны орангутан обитал на территории девственных лесов штата Ачех, в северо-восточной части Суматры, но с тех пор область его распростри щественно сократилась, теперь он встречается лишь в природном парке Лёсер (636 500 гектаров), да еще в одном или двух более мелких лесных массивах.

Самая большая популяция орангутана сохранилась в Сабахе. В соседних районах Калимантана животное встречается изредка на северо-востоке и западе. Остался орангутан и в Сараваке, однако в Брунее его уже нет.

До 1959 г. оценка численности орангутана ни разу не проводилась, но известно, что резкое сокращение произошло в прошлом столетии, а также после второй мировой войны. По наиболее достоверной оценке, общее число животных теперь не более 5000 и продолжает уменьшаться *. Из этого количества около 2000 — в Сабахе, примерно по 1000 — на Калимантане и Суматре и около 700 — в Сараваке.

Можно назвать несколько причин сокращения численности орангутана, более или менее одинаковых для всех мест, где он обитает.

Существование орангутана связано с определенным типом первичного или древнего вторичного леса, и едва ли он может приспособиться к каким-либо иным условиям. Но за последние годы во многих лесах на низменностях началась коммерческая разработка древесины, и обезьяны там или гибнут, или оттесняются в другие, менее благоприятные места, например в горные районы, где нет необходимой для них пищи (плодов дурьяна) или непригодные по другим причинам.

Разрушение естественных мест обитаний орангутанов, видимо, главная причина их исчезновения, но есть еще один, не менее серьезный фактор: крупная контрабандная торговля молодыми животными, которых тайком вывозят в Сингапур, Бангкок и другие восточные порты и города, где они пользуются большим спросом. Высокая цена пойманного орангутана всегда была неодолимым соблазном для контрабандистов, рискующих нарушать закон.

При благоприятных обстоятельствах поймать орангутана не очень трудно. Его подкарауливают на земле, где он довольно беспомощен, так как передвигается медленно и неуклюже. Иногда молодого орангутана ловят в тот момент, когда поблизости нет матери, но чаще всего мать убивают и без особых хлопот забирают детеныша. Застрелить орангутана нетрудно, потому что он не испытывает большого страха перед человеком и, подстрекаемый любопытством, не скрывается при его приближении. Стрелять в него можно с небольшого расстояния, а для этого вполне годится мелкокалиберная винтовка или дробовое ружье. Крупных животных загоняют порой на дерево, обрубают все другие деревья вокруг и ждут, нередко по многу дней, пока голод и жажда не заставят их спуститься на землю. Поймать ослабевшее животное совсем просто. Иногда дерево срубают и хватают животных в тот момент, когда оно рухнет на землю. Применяют также и способ выкуривания из укрытия.

Молодые орангутаны очень слабы и с большой легкостью заражаются человеческими болезнями. Обычно пойманных животных содержат в примитивных, негигиеничных условиях, кормят неподходящей пищей, так что они умирают от болезней и истощения. Выживает примерно только одно животное из трех.

Даже в естественных условиях орангутан размножается очень медленно. Достигшие зрелости самки рождают одного детеныша примерно раз в четыре года, а так как около 40% всех новорожденных не выживают, на каждую самку за всю ее жизнь приходится не более трех детенышей.

Хотя орангутан «охраняется» почти во всех районах его обитания, охрана эта, как правило, лишь условная. Намеренное истребление обезьян и наряду с этим сокращение лесных массивов из-за лесозаготовок и расширения площади посевов разобщают уцелевших еще животных на небольшие, часто изолированные группы. Чем мельче группы, тем труднее вести им борьбу за существование.

В Сараваке и Сабахе почти все орангутаны обитают в «лесных резерватах» —термин, означающий, что территория охраняется. К сожалению, смысл его обманчив. Это в основном участки, предназначенные правительством для лесозаготовок. Работы ведут подрядчики, выплачивая правительству определенные суммы за право эксплуатации участка. Охрана природы отодвигается на второй план.

Поскольку орангутан может существовать лишь в первичном лесу, для его сохранения совершенно необходимо создать по крайней мере один обширный национальный парк или соответствующий резерват в Сараваке и Сабахе, помимо уже существующих на Суматре *.

Это было признано еще в 1959 г. Саравакской комиссией охраны природы и с тех пор не раз подчеркивалось многими экологами и натуралистами, но для выполнения их рекомендаций пока еще ничего не сделано.

Необходимы самые решительные меры, чтобы положить конец истреблению обезьян в каких бы то ни было целях. Контрабандный вывоз молодых орангутанов будет продолжаться до тех пор, пока на них существует спрос. Нужно немедленно уничтожить все лазейки, позволяющие контрабандистам свободно заниматься своим делом.

До недавнего времени через всяких посредников и дельцов многие из этих орангутанов проникли в разные зоопарки мира. Чтобы контролировать эту незаконную торговлю, Международный союз директоров зоологических садов решил ввести строгий устав, запрещающий приобретать орангутанов нелегальными путями. К сожалению, многие владельцы зоопарков остаются вне этого объединения. Некоторые институты в Соединенных Штатах, использующие орангутанов для медицинских опытов, решили основать собственный питомник орангутанов и других приматов, чтобы свести к минимуму потребность в диких животных.

Все эти конструктивные меры, несомненно, помогут приостановить сокращение численности животных, однако необходимо в самый короткий срок отвести определенные территории для охраны орангутанов в тех местах их естественного обитания, где они сохранились в наибольшем количестве, даже если эти участки понадобятся для коммерческих или сельскохозяйственных нужд. Это сразу решит вопрос, что признать более важным — охрану природы или экономические выгоды. Окончательное решение целиком в руках правительств Индонезии, Саравака и Сабаха. Если не будут основаны лесные резерваты достаточной величины и обеспечивающие надежную охрану орангутанов, то рано или поздно единственная крупная человекообразная обезьяна Азии прекратит свое существование, сохранившись, быть может, только в неволе.

В послевоенное время разведение орангутанов в зоопарках пошло более успешно. Первая обезьяна, рожденная и выращенная в неволе, появилась в Берлинском зоопарке 12 января 1928 г. В этом же году еще два зоопарка, в Нюрнберге и Филадельфии, отметили такое же событие. В настоящее время орангутанов разводят по крайней мере два десятка зоопарков. Особенно больших успехов добился зоопарк Берлина (Западного), а также Филадельфии, где знаменитая Гуарина, которой теперь не менее 36 лет, в 1955 г. произвела на свет своего девятого детеныша. Летом 1964 г. в неволе в девяноста шести зоопарках мира жило по меньшей мере двести семьдесят восемь орангутанов. Из этого числа лишь тридцать семь животных были рождены в зоопарках. Немало орангутанов содержат и исследовательские лаборатории. В ноябре 1964 г. общее количество живущих в неволе животных было не менее пятисот, что составляет, быть может, десятую часть всей их мировой численности. В 1967 г. впервые в естественных условиях (в Сараваке, в национальном парке Бако) родился детеныш у выпущенной из неволи самки; отец его дикий орангутан.

При Комиссии по редким и исчезающим видам есть особая рабочая группа по орангутану, председатель ее — Т. X. Харриссон.

(Д.Фишер, Н.Саймон, Д.Винсент "Красная книга", М.,1976)

РАЗДЕЛЫ
САЙТА

Индекс цитирования