9870 St Vincent Place, Glasgow, DC 45 Fr 45.

+1 800 559 6580

Вид: Okapia johnstoni = Окапи

Okapia Lankester, 1901 = Окапи

Вид: Okapia johnstoni Sclater =Окапи (Джонстона)

Okapia Lankester, 1901 = Окапи

В 2001 году исполнилось 100 лет с момента научного описания одного из самых таинственных обитателей нашей планеты – окапи. Открытие в дебрях африканских лесов этого крупного жвачного животного, второго из двух ныне существующих представителей семейства жирафовых (Giraffidae), потрясло научный мир и стало одной из крупнейших зоологических сенсаций XX в.

Теперь, спустя сто лет, когда известны и ареал, и многие особенности биологии этого животного, когда окапи можно увидеть во многих зоопарках мира, трудно даже представить себе, как этот довольно крупный зверь мог так долго оставаться не известным зоологам. Как же произошло это замечательное открытие?

В 1882–1883 гг. в районе Восточного Конго состоялась встреча двух исследователей Африканского континента – знаменитого Генри Мортона Стэнли (1841–1904) и молодого английского чиновника, исследователя и натуралиста Гарри Джонстона (1858–1927). Во время бесед Стэнли поделился с Джонстоном своим мнением о том, что все наиболее интересные находки в Африке могут быть сделаны в области Голубых гор к югу от озера Альберта (ныне оз. Мобуту-Сесе-Секо). Позже, в 1887–1889 гг., Стэнли совершил экспедицию по лесам Конго, пройдя от устья этой реки до Голубых гор, спустился к югу и вышел к Багамойо (нынешняя Танзания) на берегу Индийского океана. И хотя экспедиция эта имела политические цели, Стэнли, по словам Джонстона, согласился возглавить ее в значительной мере потому, что получал возможность исследовать так привлекавшие его территории. В книге, посвященной этому путешествию, содержится первое упоминание о неизвестном, похожем на осла животном, которое встречается в лесах Восточного Конго и на которое обитающие там пигмеи охотятся с помощью ловчих ям.

Фото

Самого животного Стэнли, однако, не видел и рассказывал о нем только со слов туземцев. Десять лет спустя, в 1899 г., Гарри Джонстон получает назначение на должность губернатора Уганды, перешедшей к тому времени под протекторат Великобритании. Перечитывая перед отъездом книгу Стэнли, он очень заинтересовался этим кратким сообщением. Особенно странным ему показалось, что дикая лошадь может жить под пологом густого леса, где практически нет травяного покрова. Из нескольких ослов, которых Стэнли взял с собой, ни один не дошел до Синих гор – путешественники просто не могли раздобыть для них достаточно корма. Заинтригованный, Джонстон решил, что, если ему представится случай, он обязательно постарается разгадать эту загадку.

Вскоре после прибытия в Уганду, в конце 1899 г., Джонстон столкнулся с неким не в меру предприимчивым немецким антрепренером, которому пришла в голову мысль доставить на открывавшуюся в 1900 г. в Париже выставку группу пигмеев – обитателей лесов Восточного Конго. Джонстон воспрепятствовал этому мероприятию, после чего несколько месяцев держал пигмеев при себе, пока не смог лично доставить их в родные поселки, расположенные в лесах Конго, отправившись туда по служебным делам. Еще перед путешествием Джонстон начал расспрашивать пигмеев о загадочном звере. Те сразу поняли, о ком идет речь, и, показывая на шкуру зебры и на живого мула, сообщили, что это животное называется на их языке «окапи» и похоже на мула, украшенного полосками зебры. После этого Джонстон укрепился в мысли о том, что речь идет о каком-то неизвестном виде зебры или лошади.

Прибыв в форт Бени, расположенный на западном берегу реки Семлики, Джонстон спросил об окапи у расквартированных там бельгийских офицеров. Бельгийцы также не удивились вопросу и рассказали, что солдаты-туземцы охотятся на этого зверя и регулярно приносят в форт его мясо и красивые шкуры. Правда, живого окапи никто из офицеров никогда не видел. Далее один из бельгийцев вспомнил, что одна недавно принесенная шкура должна валяться недалеко от границы форта. Шкура действительно нашлась, но была далеко не в лучшем состоянии – обитатели форта вырезали все наиболее красивые места на ремни. Тем не менее Джонстон подобрал ее и отослал вместе с несколькими лоскутами других шкур, полученных от живущих в лесах туземцев, зоологу Склатеру в Англию. Склатер понял, что перед ним шкура неизвестного науке животного, и, заключив из сопроводительной записки, что речь идет о зебре, предложил называть его, вплоть до более тщательного изучения, зеброй Джонстона – Equus johnstoni. Статья Склатера на эту тему была опубликована в декабре 1900 г.

Джонстон же, отослав свои находки, решил попробовать отыскать в окружающих форт лесах и само животное. Вместе с проводниками, в число которых входили и вызволенные им пигмеи, он несколько дней бродил по лесу, но окапи не встретил. Правда, за это время проводники довольно подробно описали животное – ростом оно с крупную антилопу или с мула, довольно беззащитное, живет в самой дремучей части леса и питается преимущественно листьями. Так решилась загадка о том, что ест в темных лесах загадочная зебра, но само животное оставалось неуловимым. Интересно, что во время своих поисков отряд наткнулся на следы окапи, напоминавшие следы лося. Однако Джонстон, будучи уверенным, что ищет родича зебры, т.е. непарнокопытное животное, не обратил на них внимания...

Поиски, однако, не могли продолжаться долго – должность чиновника требовала от Джонстона вернуться к своим непосредственным обязанностям. Офицеры в форте, видя его огорчение, пообещали, что сделают все возможное, чтобы прислать ему в Уганду целую шкуру животного.

Обещание было выполнено – швед Карл Эриксон, состоявший на службе у бельгийцев, прислал Джонстону не только шкуру, но и два черепа окапи. Один из черепов и шкура принадлежали молодому самцу. Именно из этой шкуры и сделали позже первое чучело окапи.

Чучело окапи, изготовленное из первой целой шкуры этого животного, выставленное в естественно-историческом музее Соут-Кенсингтона

Получив черепа и шкуру, Джонстон понял свою ошибку и сразу определил новое животное, как родича жирафа. Он даже предположил, что перед ним – представитель рода вымершего рода гелладотериум (Helladotherium) и, отсылая находки в Англию (на этот раз – профессору Рею Ланкастеру), предложил для открытого животного название «гелладотериум полосатый».

Посылка со шкурами и черепами прибыла в Лондон в июне 1901 г. Изучив находки, Ланкастер не согласился с мнением Джонстона и заключил, что окапи – не гелладотериум, а представитель другого, доселе неизвестного рода семейства жирафовых. Профессор счел правильным оставить за ним туземное имя, а видовое название окапи получил в честь человека, сумевшего наконец открыть это животное для науки – Okapia johnstoni...

РАЗДЕЛЫ
САЙТА

Индекс цитирования