9870 St Vincent Place, Glasgow, DC 45 Fr 45.

+1 800 559 6580

Филлоксера – хроника нашествия

Фото

Филлоксера – хроника нашествия

Читать дальше: Филлоксера в Европе в 19 веке
Филлоксера и американские лозы
Филлоксера и виноделие во Франции

Фото

... Золотым веком наслаждались не только Бордо, Бургундия, Шампань и прочие виноградники старых аристократов и новых богачей. Разрослись виноградные плантации на французском юге, особенно в Лангедоке. Огромные виноградники в Миди, которые пощадила Революция, процветали; их вина и коньяки завоевывали мир вместе с войском Наполеона. К концу войн в 1815 г. винный Лангедок чувствовал себя прекрасно, а поскольку сырья для развития других отраслей здесь не хватало, его граждане начали вкладывать деньги в землю и высаживали новые виноградники. С 1825 по 1850 г. в центральном департаменте Лангедока, Эро, площадь виноградников удвоилась. Южным виноделам также очень помогла индустриализация французского севера: чтобы кормить растущие города, тамошний виноград вытеснялся хлебом и сахарной свеклой. С 1850 по 1875 г. площади французских виноградников возросли на полмиллиона акров, из коих 325 тысяч были высажены в Лангедоке. Медленно, но верно виноград спускался со склонов холмов и захватывал равнины, тесня хлеб, овощи и прованские оливы.

Вспыхнувшая в 1850-х гг. эпидемия мучнистой росы была довольно быстро побеждена с помощью серы. И когда железная дорога Париж–Лион–Марсель соединила промышленный север с виноградным югом, началась винно-золотая лихорадка. Из порта Сет пароходы везли тысячи бочек вин всем желающим от России до Америки. Золото с вина текло рекой, а похмелье между тем готовилось горькое...

Филлоксера «подшучивала» над незадачливыми виноградарями уже несколько веков: на ней погорели Томас Джефферсон и другие видные американцы, пытавшиеся ввезти на берега Атлантики европейские лозы. Они обвиняли в своей неудаче климат, почву или крупных насекомых и в упор не видели «маленькую дрянь» (размер филлоксеры менее 1 мм), к которой местные лозы выработали иммунитет.

Из Америки в Европу филлоксера приплыла в XIX в. на пароходах, когда они сблизили континенты. До этого множество насекомых попадало и на парусные корабли, устраиваясь в упакованных связках черенков или в корнях декоративных растений, которые везли в Европу в горшках. Но за несколько недель, пока продолжалось долгое путешествие под парусом, все насекомые погибали. К 1850-м гг. горячий пар сократил время плавания через Атлантику до 9–10 дней, а в европейских портах грузы из Америки ждали товарные поезда. Чудеса техники домчали тлю до заросшего виноградом устья Роны – по иронии судьбы вредитель прибыл именно туда, где ему было раздолье, где виноградники росли плотнее всего.

Первые следы вредителя были замечены в Провансе в 1863 г.: многие виноградные лозы, спускающиеся к Роне по обоим берегам, были охвачены эпидемией: листья жухли и опадали, новые побеги были слабы, виноград не вызревал, и за три года лоза погибала. Странно, но у выкорчеванных умерших лоз как будто не было корней!

Члены официального санитарного комитета проводят проверку виноградников «по подозрению» на наличие филлоксеры. Гравюра. Франция

Филлоксера питается тонкими растущими корнями лозы и впрыскивает в них своим хоботком вещество, от которого на корнях образуются опухоли – галлы. Организм растения отторгает опухоль, и корни теряют способность питать лозу. В конце концов корни отмирают, и куст можно повалить легким толчком. Филлоксера же с умершей лозы сразу переползает на живую. Простодушные крестьяне не успевали ничего понять.

К 1866 г. землевладельцы в пораженных районах забили тревогу. Активнее всех действовал Гастон Базиль (Bazille), биржевой маклер из Монпелье, отец художника-импрессиониста Фредерика Базиля, вложивший большие деньги в виноград. За помощью Базиль обратился к профессору фармацевтики из Университета Монпелье Жюлю-Эмилю Планшону (Planchon). Помимо прочего, Планшон увлекался изучением насекомых.

В июле 1868 г. Базиль, Планшон и его ассистенты собрались на винограднике Шато де Лагой под Сен-Реми в 15 милях от Арля. Их даже запечатлели на гравюре: среди лоз, с лупами в руках, в цилиндрах. В винограднике можно было найти мертвые, больные и еще здоровые лозы. И только теперь ученые впервые сопоставили их между собой. «Теперь я понял, – записал Планшон в блокноте, – что почти невидимые насекомые, собравшиеся под землей в огромных количествах, могут уничтожить даже самую здоровую лозу. Что было видно на корнях пораженной лозы? Шевелящаяся масса мельчайших тлей. Они были как пылинки, но их было так много, что корни казались выкрашенными желтой краской. Но что это за насекомое?»

Тогда происхождение филлоксеры еще не было известно. Никому не пришло в голову заподозрить Америку, а большинство вообще не верило, что лоза может стать жертвой какого-то микроскопического «жучка». Нашлись глобалисты, которые твердили: «Сам виноград вырождается в наши дни, раз лозы оказываются столь восприимчивыми к столь ничтожной с виду напасти».

Читать дальше:Филлоксера – хроника нашествия

РАЗДЕЛЫ
САЙТА

Индекс цитирования