9870 St Vincent Place, Glasgow, DC 45 Fr 45.

+1 800 559 6580

Бегство и паника у лошади

Фото Защитное поведение  животных (лошади).

Читать дополнительно: Иерархия

Дистанция для бегства

Дистанцией для бегства обозначают расстояние от истинной или мнимой опасности, которое не следует преступать, иначе животное бросится бежать. Оно различно для каждого объекта, представление о котором не заложено с рождения или чей внешний вид не запечатлен при виде пугливого поведения соплеменников. Вследствие привыкания к какому-либо дружелюбному «врагу», например человеку или собаке, оно может полностью редуцироваться, но все-таки возможны пространственные различия: лошади, у которых нет возможности сбежать и которые были приручены в позитивном смысле или с помощью силы ковбоем или гаучо, полностью подавляют свои намерения к бегству, то есть они позволяют себя поймать, приручить, оседлать и т. д.

Для крупного рогатого скота стойло делает невозможным бегство. Этому соответствует накидывание лассо или повода на лошадей; хотя они полностью и не удерживают животное, но как один из видов самовнушения дают чувство полной несвободы. При содержании на пастбище или на воле у многих лошадей, не имеющих положительного опыта общения с человеком, это расстояние, в зависимости от доверия к человеку и индивидуальных особенностей животных, составляет всего несколько метров. Отход, начинающийся шагом, когда животное старается держаться на определенном расстоянии, но все же не убегает, представляет собой одну из форм бегства, присущую диким непарнокопытным при виде хищника, который еще не переходит в нападение.

Бегство и паника

ФотоВсе непарнокопытные обладают исключительной наблюдательностью и замечают в окружающем их мире много того, что скрыто для людей. Так, зебры очень четко способны установить, сыта львиная стая или нет, и могут ли они сократить дистанцию для бегства до расстояния, необходимого для отхода, или же хищники рассматривают их в качестве жертв, и тогда расстояние между ними необходимо тут же увеличить и от настоящей опасности спасаться бегством галопом. Пока отступление проходит организованно, животные спасаются бегством в обычном порядке, как они всегда передвигаются. Впереди идут наиболее высокие по рангу кобылы со своими жеребятами и годовичками, затем остальные кобылы в таком же порядке, а жеребец — в самом конце. При паническом бегстве они бешено мчатся, не считаясь с расстоянием между семейными сообществами и индивидуальной дистанцией, смешиваясь в один гигантский табун. Как только паника начинает спадать, это сообщество снова распадается на маленькие слабо связанные между собой группки.

Паника у различных видов непарнокопытных возникает не слишком часто и не по одной и той же причине. Так, ослы как ярко выраженные горные животные не склонны к подобному бегству сломя голову, которое может иметь для них весьма неприятные последствия, в то время как живущие в степях непарнокопытные впадают в панику тем быстрее, чем более открыты их исконные земли и более необходимо для сохранения вида бешеное стремление из зоны опасности. Мы принимаем за безрассудный страх поведение многих так называемых благородных лошадей. Они пугаются при виде часто совершенно безобидных, но непривычных и вызывающих страх предметов, обращаются в

Живущие полностью свободно и редко контролируемые вплоть до начала своего четвертого года жизни на территории, занимающей сотни гектаров, соррайские жеребцы убегают сначала рысью, затем галопом при приближении человека (шагом) меньше чем на сто метров стремительное бегство, преодолевая все встречающиеся на пути препятствия. Но для лошадей этого типа, происходящих из степных регионов, являющихся родиной большинства диких лошадей, такое поведение вовсе не лишено смысла. Человек ограничил окружающее пространство животных, и лошади, несущиеся в панике, не замечают не только людей и предметы, лежащие на земле, но даже ямы и стены дома, и при определенных обстоятельствах могут просто убиться. При виде подобного панического бегства люди склонны относить лошадей к специализированным для бегства животным.

Однако не следует забывать, что такое поведение не является обычной реакцией лошади, и даже среди склонных к бегству животных она встречается крайне редко. Паника и у животных, и у человека возникает исключительно вследствие страха перед каким-то необъяснимым или неожиданно возникшим источником опасности, который приобретает слишком большое значение и вызывает иррациональную реакцию. При организованном бегстве непарнокопытным известны степень опасности и манера поведения врага, поэтому они бегут так долго и далеко в соответствующей им манере, пока не окажутся в безопасной зоне. При этом предупреждается чрезмерное расходование сил, происходящее при паническом бегстве.

Лошади могут пугаться непривычного звукового раздражителя, но они спасаются бегством только в том случае, если видят источник шума, и он вызывает страх. Зрительное впечатление имеет более решающее значение, чем слуховое, поэтому обычно сильный грохот, шум или угрожающе громкая музыка не выводят их из душевного равновесия, пока причина шума не вызывает страха. Та же самая музыка с такой же громкостью, но исполняемая музыкальной капеллой, которую лошадь может видеть, способна вызвать сменяющую первоначальный страх готовность к бегству. Лошади, как и маленькие дети, радуются шуму. Так при содержании в конюшне они часто затевают игры, проявляющиеся как заместительное поведение при недостатке движения; при этом животные производят как можно больше шума. Но не только производимый ими самими шум ничуть им не мешает. Например, две соррайские кобылы, готовившиеся к родам, за которыми мы наблюдали благодаря установленным в жилых комнатах мониторам, как я четко мог видеть, даже не повели ухом, когда приблизительно в 400 метрах позади конюшни с ураганным ревом стартовал первый самолет из торжественно открытого в 1992 г. Мюнхенского аэропорта.

Лошади способны различать все природные шумы, которые они сами производят — громкий кашель, фырканье, и звуки, издаваемые находящимся в конюшне человеком, как неопасные. В то время как тихие, издаваемые не ими и незнакомые звуки, слышимые впервые, могут их пугать. Часто дилетанты, считая, что таким образом проявляют уважение к любимым животным, передвигаются по конюшне крадучись или на цыпочках, пугая дремлющих или занятых едой лошадей. Четкое обра- щение при входе в денник или стойло необходимо и для привлечения внимания лошади, чтобы она с испугу не отбила задом.

Порог зрительного раздражения, способного вызвать бегство, значительно ниже, чем звуковой, поэтому подготовка лошадей, безопасных с точки зрения дорожного движения, состоит в первую очередь в привыкании их к множеству несущихся навстречу автомобилей в большей степени, чем к производимому ими шуму и непривычному вначале запаху бензина.

На обонятельные раздражители, особенно когда они еще такие неприятные, животные реагируют фырканьем. Но чтобы вызвать бегство, необходим пугающий зрительный сигнал. Это также является причиной, почему лошади не пугаются запаха животной крови, что подтверждают мои многочисленные наблюдения на мюнхенской бойне, хотя так не считают многие любители животных, которые никогда не присутствовали при забое лошадей. Животных пугают необычная обстановка и чужие непривычные предметы, они ищут контакта с идущим вместе с ними человеком, которому они доверяют. Но они обычно лишаются поддержки, если владелец сентиментален или жалостлив. При виде несущихся лошадей, другими словами, спасающихся паническим бегством, невольно на ум приходят благородные быстрые «теплокровные» и чистокровные лошади, у которых готовность к бегству выражена сильнее, чем у более спокойных, крепких «холоднокровных» лошадей. Хотя они тоже могут пугаться и предаваться уничтожающе мощному бегству, которое проявляется не таким же быстрым и продолжительным стремлением, как у легких «теплокровных» лошадей, которое вызывает у них такое же пугающее воздействие. Это объясняется местом происхождения лошадей, склонных передвигаться шагом, и типичное для бегства поведение проявляется у них в осторожном удалении шагом от источника опасности, а не в скоростном бегстве. Тяжелые «холоднокровные» лошади и массивные тяжеловозы среди «теплокровных» не менее чувствительны, чем их считающиеся благородными тонкокостные сородичи, просто они реагируют значительно медленнее. Несмотря на высокий порог раздражения и вопреки ожиданиям при более близком рассмотрении они оказываются пугливыми и робкими созданиями. На основании того, что страх у них не так легко различить, как у некоторых истерических благородных лошадей, мнение о них складывается из поверхностных наблюдений людей..

МИХАЭЛЬ ШЕФЕР "ЯЗЫК ЛОШАДЕЙ. ОБРАЗ ЖИЗНИ, ПОВЕДЕНИЕ, ФОРМЫ ОБЩЕНИЯ".

РАЗДЕЛЫ
САЙТА

Индекс цитирования