9870 St Vincent Place, Glasgow, DC 45 Fr 45.

+1 800 559 6580

Пигмеи и полинезийцы Гавайских островов

Пигмеи из Африки

Аборигены Гавайских островов.

Одним из самых красивых мест на земле считаются Гавайские острова — пятидесятый штат США. Для многих людей они являются символом красоты, любви и счастья. И действительно, взирая на прекрасные пейзажи островов, чарующие улыбки их красивых обитателей, огни кафе, роскошные пляжи и набережные, то кажется, что ты действительно попал в рай. Но если начать внимательно вглядываться в жителей, их образ жизни, исследовать историю этих островов то постепенно розовые краски уступают место серым и чёрным. За улыбками и смехом послышатся плач, вопли и зловещий хохот. На красивых песчаных пляжах проступят следы крови. А остатки древних строений, которыми сегодня любуются туристы расскажут древнюю историю этих мест…

Гавайские острова были открыты в 1779 году Джеймсом Куком, заставшем на острове полинезийское по составу население. Однако, полинезийцы, прибывшие на Гаваи около 450 года х. э. видимо с островов Общества, не были его первыми хозяевами. До них островом владел народ менехуне. Получивший своё название от имени древнего вождя Менехуне, сына Луа–ну’у. Менехуне — был согласно древней истории народом пигмеев [1]. Менехуне были прекрасными ремесленниками, которые строили великолепные храмы, рыбные пруды [2], ирригационные сооружения, прибрежные дамбы! [3]. На сегодняшний день сохранилось тридцать величественных сооружений воздвигнутых этим народом. Свои здания он строил только по ночам, чтобы никто не узнал их строительных секретов. Рабочие при этом выстраивались в непрерывную линию от каменоломни до строительной площадки и передавали друг другу из рук в руки громадные камни. Их мастерство и трудолюбие было так велико, что многие из своих построек они строили за одну ночь.

Одной из самых знаменитых их построек, хорошо сохранившихся до наших дней является Ниумальский ров, который они воздвигли по приказу вождя Ола нового племени алии, пришедшего из Полинезии около 450 г. х. э. и начавшего теснить менехуне. Согласно древней истории менехуне согласились построить его, требуя от вождя алиев того, чтобы он не следил за ними, когда они будут работать. Правители алиев согласились. Тогда, когда наступила ночь молодые менехуне выстроились в цепь на несколько километров, передавая друг другу камни. В течении ночи ров был готов, но менехуне заметили, что алии следили за ними. Тогда вождь пигмеев проклял правителя алиев и его жену, превратив их в камни (вновь мы встречаемся правда в поэтической форме с упоминанием о том, что пигмеи занимались колдовством).

Сегодня этот ров, овеянный древними легендами представляет собой трехсотметровое в длину сооружение, тщательно обработанное каменными плитами. Он был создан, как водохранилище, откуда брали воду для полива полей. Отношения между менехуне и новыми пришельцами — полинезийцами складывались очень сложно. Так однажды менехуне были наняты полинезийцами для строительства очередного сооружения. Однако, когда работа была готова им заплатили за неё одной-единственной пресноводной креветкой, в насмешку над их маленьким ростом и следовательно меньшим количеством потребляемой пищи. Теснимые пигмеи перебрались в конце-концов на остров Кауаи, а оттуда под новым натиском на бесплодные и скалистые острова Нихоа и Неккер. Где от них остались до сего дня многочисленные каменные террасы с приподнятыми площадками и столбами, каменные орудия и каменные изваяния [4]. Но там они пробыли недолго.

Пришедшие полинезийцы вынудили их погрузиться на суда и уплыть в направлении до сих пор не известном науке. Однако, часть менехуне осталась. И даже когда уже в XIX веке была сделана перепись острова Кауаи на нем в деревне Лаау, проживало шестьдесят пять пигмеев [5]. Местные жители до сих пор рассказывают о том, что злобные карлики якобы живут и сейчас. Но как бы то ни было власть менехуне над Гаваями закончилась. Власть над архипелагом перешла к полинезийцам. Сегодня правда считают, что менехуне были выходцами с острова Таити, т.е. тоже были по происхождению из Полинезии.

Общество завоевателей имело строгую систему каст. Высшей кастой были аллии. Затем шла каста макааинана, которые и составляли подавляющее большинство гавайского общества. Задачей этой касты было обеспечение страны продовольствием. К ней относились земледельцы, рыбаки, охотники, заготовители пищи. Ниже их стояла каста каува (в пер. “лишённые наследства”) — рабы. Из числа которых жрецы отбирали людей для жертвоприношений. В число каува входили покорённые менехуне, а так же те кто нарушил одно из многочисленных священных табу. Во главе этой кастовой державы стоял верховный вождь, власть которого была полубожественной. Особенно она укрепилась в XIII веке, когда жрец Паао совершил путешествие из Гаваев на Таити, привезя оттуда вождя Пиликааиеа из династии Улу, отличающегося большими способностями. После этого в течении 600 лет потомки Пиликааиеа правили Большим островом, а потомки Паао являлись верховными жрецами бога войны Ку и верховными хранителями табу. Жрецы всячески поддерживали божественный культ правителя, а тот в свою очередь предоставлял жрецам громадную власть. Особые почести оказывались правителям после смерти.

Когда умирал очередной король в стране объявлялся траур, причём протекал он не совсем обычно. Народ и родственники властителя должны были не только рыдать, и петь песни восхваляющие умершего правителя, но они были обязаны запечатлеть на своем собственном теле следы горя. Для этого они выбивали себе один или несколько зубов и отрезали какой-нибудь из пальцев или их фалангу! Жены же умершего обязаны были сделать себе татуировку на языке. Она производилась иголками из птичьих костей. Эта процедура отличалась намного большей болезненностью, чем татуировка на других частях тела. Люди порой теряли сознание, плакали от боли.

Но именно это и было по воззрениям гавайцев угодно, как богам, так и умершему. У последнего между тем вынимали внутренности и вместо них клали несколько килограмм соли. Потом тела обматывали листьями банана и таро, помещая в сидячем положении в мужской трапезной. После этого тело на десять дней помещалось в неглубокую могилку. Когда проходило десять дней в течении которых над телом непрерывно совершались рыдания и самоистязания, его вынимали из земли и очищали от мягких тканей, которые выбрасывались в океан. Оставшиеся кости собирали в скелет, который выставлялся после долгих обрядов в мужской трапезной и объявлялся куа маоли, т.е. настоящим богом. Потом кости укладывали в погребальные расписные мешки, а затем в усыпальницы, где им воздавались в последующие времена божественные почести. На сегодняшний день частично сохранились усыпальницы гавайских королей в Хонаунау и в долине Ваипио. Они представляют собой островерхое здание, расположенное на площадке, выложенной большими камнями и окруженное деревянным частоколом. Внутри были развешаны изображения и стояли статуи гавайских богов. Ибо это место было не только некрополем властителей, но и святилищем. Даже внешний вид этих богов внушал ужас и надменность. “Это гордые, надменные боги с жестокими чертами лица. Ничего удивительного, ведь это были могущественные боги, они распоряжались жизнями, судьбами людей. Деревянным идолам приносили в жертву самое дорогое — живых людей… однажды во время обряда в святилище долины Ваипио вождь принёс в жертву восемьдесят человек! А сколько погибло людей здесь, в Хонаунау!”.

Главными богами были Кане — бог возрождения, Каналоа — бог океана, Канелукухонуа — бог земли и конечно же Ку — бог войны. Из всех богов он больше всего требовал человеческих жертв, которых приносили на специальном огромном камне. Один из таких камней в святилище Хохолоку сохранился до наших дней. Сколько бы мог рассказать этот камень. Сколько он видел слёз и крови. Существовали специальные площадки, усеянные тысячами черепов, принесённых в жертву людей [7]. Не только в военное время, не только во время стихийных бедствий, но и в мирное время.

Если Ку был символом жестокости гавайского пантеона, то бог Лоно — бог плодородия — символом разврата. В его честь устраивались многочисленные праздники, главным из которых был Макаики, который длился целых четыре месяца, с начала ноября до начала марта. Это было время буйного веселья, песен, спортивных состязаний, танцев, пиров и главное массовых любовных оргий. Все возраста, пола, не взирая на родственные связи сливались в сексуальных играх. Среди спортивных соревнований любимыми были холуа — катание на волнах или в горах, мокомоко — гавайский бокс, маика — метание диска. Во время соревнований делались ставки и ценой в них порой было всё имущество, а ещё часто собственные жены, а иногда и свобода. Так что если кто считает, что букмейкерские конторы и игорные дома изобретения нашего времени глубоко ошибается. Как видим радость на празднике для многих оборачивалась потерей семьи или закабалением. Был у гавайцев и особый бог Кухиман — бог прорицателей, колдунов и магов. Без их совета не предпринималось ни одно дело, в личной или общественной жизни. Возносились почести и ниаупио — половым органам царственного ребенка! [8].

Особым почтением пользовалась статуя фаллоса (полового члена), высеченная в скале, которой гавайцы приносили щедрые дары. “Известно, что во время праздника Макаики гавайцы часто по вечерам играли в игру, которая обычно начиналась пением и плясками. Женщины садились в ряд, мужчины устраивались напротив. Между двумя рядами прохаживался ведущий. Длинной палочкой он указывал на какого-нибудь мужчину и какую-нибудь женщину. Составленные таким образом случайные пары покидали общество, чтобы провести вместе ночь.

Вожди в народных играх участия не принимали… Благородного происхождения мужчины и женщины садились на циновки в ряд друг против друга и старались своеобразной „шайбой“ из скорлупы кокоса попасть в нечто вроде деревянной кегли, стоявшей перед каждым из участников игры. Тот чья кегля попадала под удар, должен был „расплачиваться“ танцем. Тот же, в чью мишень попадали десять раз подряд, должен был платить любовью” [9].

Национальный гавайский танец — хула можно назвать одним из прообразов современных эротических танцев в стриптиз-барах. Одежда на танцовщицах практически отсутствовала, а движения были крайне развратными. Чудовищная похоть гавайцев не знала границ. Недаром капитан Джеймс Кук, открывший архипелаг, являясь человеком весьма сдержанным, как правило, приводящим лишь факты без комментариев писал о гавайцах. “Нигде в мире я не встречал менее сдержанных и более доступных женщин… у них была только одна цель — вступить в любовную связь с моряками… при этом ничего не требуя взамен… Этот народ достиг высшей степени чувственности. Такого не знал ни один другой народ, нравы которого описаны с начала истории до наших дней. Чувственности, какую даже трудно себе представить”. Существовали у гавайцев групповые семейные браки, когда несколько братьев жили одновременно с несколькими женами и наоборот.

В начале XIX века несколько туземных держав, располагавшихся на Гавайских островах были объединены в единое государство Камеамеа, который явился основателем королевской династии, правившей Гаваями до 1893 года, пока она не была свергнута поселенцами из США. Последние добились аннекции Гаваев США в 1898 году, которые стали “федеральным владением”, а в 1960 году пятидесятым штатом. Однако, гавайский народ не погиб и не деградировал в отличии от своих многих полинезийских собратьев.

Капитан Кук писал, что гавайцы по своей развращённости превосходят все народы земли. И это было действительно так. В не меньшей степени они отличались и жестокостью. Кстати Кук был убит на Гаваях. И поэтому ни капитану Куку, ни тем европейцам, которые посещали острова не могло придти в голову, что жестокие и развратные нравы жителей Гаваев, когда-либо смогут измениться...

Опарин А.А. В царстве пигмеев и каннибалов. Археологическое исследование книг Ездры и Неемии. Часть II. В царстве пигмеев и каннибалов

РАЗДЕЛЫ
САЙТА

Индекс цитирования